Секреты, раскрытые судебными документами во время поиска «жертв» Майкла Джексона.

Мы продолжаем проверять историю Стейси Брауна о 200 миллионах, якобы выплаченных 20 «жертвам» Майкла Джексона.

Интересно, но начав исследование одной лжи, я наткнулась на целую массу лжи касаемо того, что «не все доказательства могли быть приняты обвинением в 2005 году из-за технических особенностей в правилах открытия» (более подробно о Правилах открытия — было описано здесь).

Это утверждение настолько большая ложь, что вы даже не можете себе это представить! Масштабы мошенничества станут вам понятны только к концу данной статьи, но давайте по порядку. Сначала вспомним, что именно утверждал Стейси Браун.

КАК СОЛГАТЬ ПРАВИЛЬНО.

Стейси Браун — это лгун, который умеет солгать, не будучи пойманным с поличным. То, как он как бы невзначай озвучил свою историю в первый раз, показывает нам, что он чрезвычайно осторожен и знает, как избежать ответственности за то, что он говорит.

Например, посмотрите на его обмен твиттами с группой поддержки Робсона, который произошел 5 ноября 2013 года:

Секреты, раскрытые судебными документами во время поиска «жертв» Майкла Джексона., изображение №1
  • Майк Парциале: «Были ли 200 млн слухами, или есть твердые доказательства? И что случилось с Джонатаном Спенсом? Спасибо.»
  • Стейси Браун: «Цифры должны были быть обнародованы на процессе 2005 года, но судья постановил, что они не могут их приобщить к делу, потому что это нанесет ущерб присяжным».

Если внимательно перечитаете его ответ, то поймете, что только контекст предполагает, что Стейси Браун говорит о вымышленных 200 миллионах (на самом деле он говорит о другом). Но для хейтеров его слов было достаточно — они превратили «слухи» в «твердые доказательства» и с тех пор используют этот аргумент.

В апреле 2015 года Стейси Браун повторил эту историю в статье «New York Post» – на этот раз добавив к ней 20 несуществующих жертв и идею о том, что «множество» доказательств против Джексона не было раскрыто на суде, потому что судья этого не захотел. Эта ложь была снова рассказана с помощью неназванных источников, которые пригрозили «раскрыть все это» на гражданском процессе Робсона / Сейфчака, если до этого дойдет дело.

Чтобы доказать, что в истории Стейси Брауна нет доли правды, я изучила все судебные документы по делу 2005 года, и до сих пор просматриваю их, поскольку сама хочу быть уверена, что мы ничего не упустили.

И, как это часто бывает, когда вы действительно начинаете искать, вы в конечном итоге обнаруживаете много интересного…

МЕТОДЫ.

Все судебные документы по делу Майкла Джексона № 1133603 заархивированы на странице Верховного суда Санта-Барбары, здесь: http://www.sbscpublicaccess.org/ctdocs.php.

Если вы скопируете их полный список на свой компьютер, он составит не менее 80 страниц — и это только названия документов. Они охватывают период с 04.12.2003 по 03.08.2006. Первые документы перечислены внизу страницы, и именно здесь мы начнем поиск, продвигаясь снизу вверх.

К настоящему времени я просмотрела половину списка, открывая каждый документ, который мог предположить, что судья исключил «множество» доказательств о призрачных жертвах и не менее призрачных соглашениях с ними.

Документы, которые нам нужны, должны быть связаны с проблемами открытия и тем, как этот вопрос решался обеими сторонами. Открытие — это процесс обмена (между обвинением и защитой) всеми свидетельствами до судебного процесса, в основном путем передачи документов от обвинения защите, чтобы обеспечить обвиняемому справедливый суд и позволить его адвокатам рассмотреть и изучить те же вопросы, которые обвинители планируют поднять в суде.

Открытие касается только документов и реальных доказательств, но не результатов труда, которые, естественно, являются собственностью и секретом каждой стороны (подробнее об открытии относительно описания Джордана и фотографий MJ также описано в этой статье).

Изначально мой поиск начался только с основных документов, но со временем я начала открывать почти все документы, потому что здесь просто нет такого понятия, как мелочь, и если вы не увидите целой картины, вы не можете понять значение деталей.

Какое впечатление произвела на меня просмотренная масса документов? Создается впечатление, что это была бойня, которую обвинение с самого начала планировало для MJ. И если бы не невероятно стойкая команда защиты, состоящая из Томаса Мезеро, Сьюзан Ю, Роберта Сэнгера и Стивена Кокрана, обвинение могло бы одержать верх, даже несмотря на то, что их дело было полностью фальшивым — просто из-за жесткости их нападения на Джексона, лавины их ходатайств, груды ордеров на обыск (которых было более 100), стратегии по созданию хаоса в лагере защиты, из-за тесных связей со СМИ и постоянных и преднамеренных сливов информации в прессу.

Временами я не могла понять, как небольшая команда защиты могла реагировать на это безумие, получая около 20 документов в день (по разным вопросам), учитывая, что каждый документ содержал множество страниц и требовал много часов работы. Команда, должно быть, почти год не спала, так что полное оправдание Майкла не было «просто» выиграно этими людьми — оно было выиграно в смертельной битве за правду и невиновность Майкла Джексона.

И Стивен Кокран умер во время той битвы.

Только теперь слова Томаса Мезеро, сказанные в интервью блогу Turning the Table, обрели для меня истинный смысл:

Вопрос: Как вы относитесь к тому, что люди продолжают игнорировать оправдательный приговор?

Ответ: Это очень печально, потому что репутация — на вес золота, и невозможно купить хорошую репутацию. Это было самое полное оправдание, какое только может быть в американской системе правосудия, это было 14 «невиновен» — в десяти тяжких преступлениях и четырех менее тяжких. То есть присяжные не осудили его даже за мелкое правонарушение. Таким образом, невозможно получить более сильное заявление о невиновности в американской системе правосудия, чем получил он. Очень печально, что многие люди отказываются принимать во внимание доказательства или их отсутствие, как это сделали присяжные. Это была очень ориентированная на обвинения часть Калифорнии, процент осуждений в этом зале суда ошеломляет. Мы получили очень консервативных присяжных, многие из них — с соседней Военно-воздушной базы, и они 14 раз признали его невиновным. [……] Бывший президент Ассоциации адвокатов по уголовным делам Лос-Анджелеса сказал мне, что это был первый случай уголовного дела о растлении малолетних, когда кто-то был оправдан по всем пунктам после представления всех свидетельств».

Эти «свидетельства» были собраны обвинением за десять лет до суда, и были представлены суду, но оправдательные приговоры по всем пунктам обвинения доказали, что ни одно из них не имело ценности, и все это было просто бессмысленным мусором.

Однако если история о том, что судья что-то не принял, правдив даже на 0,1%, нам все равно нужно найти это и убедиться, что это не повлияло на ход судебного разбирательства.

И в наших поисках мы отправляемся прямо на заседания Большого жюри, потому что именно там обвинение рассказывало о Джексоне самое худшее, причем делало это за закрытыми дверями.

СТЕНОГРАММЫ БОЛЬШОГО ЖЮРИ.

Проблема, с которой мы здесь сталкиваемся, заключается в том, что, в отличие от досудебных слушаний, заседания Большого жюри закрыты для публики, и часто нет никакой возможности узнать, что там происходило. В процитированном выше интервью Томас Мезеро объяснил разницу:

В зале Большого жюри нет ни судьи, ни защитника. Есть только прокурор и Большое жюри. Прокурор вызывает туда свидетелей, которые не подвергаются перекрестному допросу, и Большое жюри заслушивает достаточно показаний, чтобы решить, согласны ли они с обвинителем выдвинуть обвинительное заключение. Возбудить уголовное дело таким образом очень легко… Нет судьи, контролирующего процесс. Нет судьи, решающего, какие показания допустимы, какие не допустимы, и нет перекрестного допроса адвоката защиты, чтобы проверить, являются показания достоверными или нет. Кроме того, Большое жюри — это частное разбирательство, оно проходит за закрытыми дверями. Это не публичное разбирательство.

На предварительном слушании у вас есть слушание в открытом судебном заседании перед судьей. Обвинение должно представить достаточно доказательств, чтобы убедить судью в наличии разумного подозрения в совершении преступления. […] Есть два отдельных и очень разных способа возбуждения уголовного дела.

Поэтому Снеддон предпочел заседание Большое жюри публичным слушаниям (что неудивительно), и эти заседания проходили за закрытыми дверями. Это дало Снеддону возможность рассказать о Джексоне все самое худшее, и хотя для Майкла это было плохо, для нас это хорошо, потому что «худшее» — это именно то, что мы сейчас ищем.

После того, как Большое жюри предъявило Майклу Джексону обвинение, его защита возражала против раскрытия стенограмм заседаний Большого жюри. В то время происходил отбор присяжных, и если бы они ознакомились с делом заранее, это могло нанести серьезный ущерб делу Джексона, еще до начала судебного разбирательства.

Но именно на это рассчитывал Снеддон, и в мае-июле 2003 года он сделал несколько ходатайств о раскрытии стенограмм Большого жюри. Ходатайства не были удовлетворены. Судья распорядился опечатать стенограммы «для защиты несовершеннолетних предполагаемых жертв и обеспечения беспристрастности присяжных заседателей», по крайней мере, до тех пор, пока их содержание не будет раскрыто в суде.

Однако решение судьи не остановило некоторых людей, которые слили стенограммы Большого жюри в СМИ.

Все эти события зафиксированы в пачке соответствующих ходатайств, возражений защиты и ответов обвинения, но вкратце они описаны Томасом Мезеро в том же интервью:

«В случае с Майклом произошло следующее. У нас была стенограмма заседания Большого жюри. Я сделал ходатайство, которое было удовлетворено, в котором я попросил судью не разрешать публично обнародовать эти расшифровки стенограмм до тех пор, пока они не возникнут естественным образом в ходе судебного разбирательства. [..] Информация о том, что происходило во время заседания Большого жюри, просачивалась, потому что пресса сообщала об этом, и это вызывало беспокойство. Но не менее тревожным, если не более, было то, что в первый день отбора жюри присяжных «ABC Good Morning America» начала показывать эти стенограммы. То есть, кто-то взял все расшифровки стенограмм и либо продал, либо слил им в явной попытке нанести ущерб защите, поскольку это был первый день, когда присяжные должны были прибыть в здание суда для отбора. Это была очевидная попытка настроить жюри присяжных против нас».

И мы можем даже догадаться, кто организовал эти утечки. Томас Мезеро показал, что обвинение и Дайан Даймонд были настолько близки друг к другу, что когда Сьюзен Ю однажды позвонила Гордону Окинклосу, он (видимо, в силу привычки) ответил ей: «Привет, Дайан!», на что она ответила ему: «Нет… Это не Дайан, это Сьюзен Ю.»

Напомню, что блог, в котором опубликовано это эксклюзивное интервью Томаса Мезеро, находится здесь: https://turningthetableonthechandlerallegations.wordpress.com/2014/05/13/the-interviews/

Ближе к началу судебного процесса, 15 февраля 2005 года, несмотря на то, что постановление судьи все еще действовало, большая часть стенограмм Большого жюри была обнародована в «The Smoking Gun».

ЧТО ГОВОРЯТ НАМ СТЕНОГРАММЫ.

«The Smoking Gun» опубликовали самую «изобличающую» из стенограмм Большого жюри — около 1000 страниц из 1900 страниц в целом, и были обнародованы диалоги между прокурорами и свидетелями обвинения.

Были также представлены и оправдательные свидетельства защиты, но в основном они были представлены в виде документов, которые обвинение попросило Большое жюри кратко просмотреть. Рон Зонен даже предварительно сказал им, что «вы разберетесь в аргументах защиты довольно быстро». Некоторые свидетели защиты также давали показания, но Снеддон открыто запугивал их (вспомните дело Рассела Гальперина, который был адвокатом Дэвида Арвизо).

Стенограммы тех, кто давал показания в защиту, конечно же, не были опубликованы «The Smoking Gun», и именно так мы узнаём худшее из того, что обвинение имело и представило там против Джексона.

Беглый взгляд на эти стенограммы http://www.thesmokinggun.com/documents/crime/inside-michael-jackson-grand-jury и список свидетелей, представленных в соответствующих судебных ходатайствах, показывает, что их предметом было дело Арвизо без ссылок на «предыдущие правонарушения» или мировые соглашения — за одним исключением. Исключением было соглашение с Чандлерами, которое обсуждалось на заседаниях Большого жюри Снеддоном и адвокатом Джордана Ларри Фельдманом.

Имена всех свидетелей, допрошенных Большим жюри в апреле 2004 г.
Имена всех свидетелей, допрошенных Большим жюри в апреле 2004 г.

Свидетельские показания Ларри Фельдмана, естественно, были опубликованы «The Smoking Gun», но мы будем использовать другой документ — ходатайство защиты под названием «Ходатайство об отмене обвинительного заключения (Уголовный кодекс §995)», поданное ими 29 июня 2004 года.

Ходатайство было отклонено, но в нем содержался длинный перечень случаев неправомерных действий прокуроров, отраженных в стенограммах всех свидетелей, и именно так мы можем увидеть всю картину, а не только ее фрагменты.

Имена сотрудников правоохранительных органов, рассмотренных Большим жюри
Имена сотрудников правоохранительных органов, рассмотренных Большим жюри

Это ходатайство занимает 212 страниц, и после его изучения, мы снова находим ссылку только на одно мировое соглашение – с Джорданом Чандлером.

Обратите внимание: когда защита в своем ходатайстве утверждала, что обвинение пытается представить «множество недопустимых и не относящихся к делу доказательств», они имели в виду вовсе не фантомных 20 жертв — они говорили о том, что обвинение пригласило Ларри Фельдмана и психолога Стэнли Каца в качестве своих первых свидетелей, что было весьма спорным способом начать слушания Большого жюри.

В ходатайстве защиты говорилось:

«Окружной прокурор вызвал много свидетелей, чьи показания не были бы допущены без возражений на суде. Окружной прокурор исключил любую возможность того, что Большое жюри сможет ограничить рассмотрение приемлемыми и соответствующими показаниями, когда решил вызвать Ларри Фельдмана и Стэна Каца в качестве свидетелей в первый день дачи показаний.

Оба свидетеля приступили к даче показаний касаемо большого количества некомпетентных и не относящихся к делу свидетельств, которые были крайне предвзяты, и которые в суде были бы недопустимы.

Г-н Снеддон спросил г-на Фельдмана об иске 1993 года против г-на Джексона и побудил г-на Фельдмана проинформировать Большое жюри о том, что в результате судебного разбирательства было достигнуто соглашение о «многомиллионной выплате». Г-н Снеддон спросил г-на Фельдмана, представляет ли г-на Джексона в этом иске «Джонни Кокран, известный по делу О. Джей Симпсона».

Подобные вопросы и ответы нарушали право г-на Джексона на надлежащую правовую процедуру с того момента, как Большое жюри начало заслушивать показания, и привели к тому, что Большое жюри не смогло функционировать как независимый орган, обязанный защищать граждан от необоснованных обвинений».

Чтобы доказать свою точку зрения, защита также представила выдержку из стенограммы заседания Большого жюри, где Снеддон допрашивал Ларри Фельдмана:

Вопрос: В ходе судебного процесса, в котором Вы участвовали, кто представлял интересы г-на Джексона?

Ответ: Ну, все началось с Берта Филдса и Говарда Вайцмана, а в конечном итоге это были Говард Вайцман и Джонни Кокран.

Вопрос: Джонни Кокран, известный по делу О. Джей Симпсона?

Ответ: Да.

[..]

Вопрос: И, в конце концов, привело ли дело, по которому вы подали иск против г-на Джексона, к существенному гражданскому урегулированию в вашу пользу?

Ответ: Так и было.

Вопрос: К многомиллионным расчетам?

Ответ: Много-много миллионов долларов.

Я согласна с тем, что акцент на «много-много миллионах долларов» не только создал предубеждение у Большого жюри, но и ввел их в заблуждение относительно суммы этого урегулирования, поскольку он предлагал действительно космические цифры выплат.

Однако для нас важно, что стенограммы Большого жюри не указывали на какие-либо другие соглашения, поэтому в поисках вымышленных «жертв», о которых говорил Стейси Браун, мы двигаемся дальше.

ХОДАТАЙСТВА О ПРИНУДИТЕЛЬНОМ ОТКРЫТИИ.

14 мая 2004 года Томас Мезеро, который только что сменил Марка Герагоса и Бенджамина Брафмана в команде защиты Майкла Джексона, подал ходатайство, в котором резюмировал ситуацию и описал, что защите было предоставлено крайне мало информации со стороны обвинения, вследствие чего защита не могла должным образом подготовиться к судебному разбирательству.

Это ходатайство защиты требовало принудительного открытия описало ситуацию как непростительную:

«Спустя шесть месяцев после предъявления обвинений, прокуратура далека от выполнения основных обязательств по открытию информации.

Адвокаты защиты выдвинули свое первоначальное требование об открытии информации 30 января 2004 года. Была запрошена важная информация, включая показания свидетелей и копии пленок, фотографий и других материалов. Обвинение не отреагировало на это требование, а документы и кассеты были предоставлены не в полном объеме.

18 февраля 2004 года адвокат защиты запросил доступ для личного ознакомления с вещами, изъятыми в соответствии с ордерами на обыск. Обвинение также не представило письменного ответа на это требование, но неоднократно заявляло, что эти предметы все еще находятся на рассмотрении и остаются недоступными для рассмотрения защитой.

Обвинение нашло время и силы, необходимые для подготовки к заседанию Большого жюри, проведения текущих допросов свидетелей и контроля за судебно-медицинской экспертизой изъятых предметов за счет своевременного открытия, как того требует закон. Неспособность завершить открытие непростительна».

Другое ходатайство защиты от 26 мая 2004 годапоказало, что спустя две недели ситуация не улучшилась. В ходатайстве говорилось, что последний раз информация по открытию была передана защите 12 марта — за два с половиной месяца до этого, и с тех пор никакого прогресса не было.

Чтобы понять, насколько сумасшедшей была ситуация, нужно вспомнить, что судебный процесс должен был начаться 13 сентября 2004 года, и у защиты оставалось крайне мало времени для ознакомления с делом.

27 мая 2004 года прокуратура высокомерно ответила, что «отчеты были предоставлены незамедлительно, по мере их готовности».

В качестве доказательства того, что они помогают защите, обвинение приложило свое письмо, отправленное предыдущему адвокату защиты Марку Герагосу 12 марта, и это письмо открывает нам удивительный факт — обвинение предлагало 51 аудиозапись, 2 видеокассеты и один диск, только они взимали деньги за это открытие в размере 10 долларов за каждую аудиокассету и 25 долларов за видео и диски.

Секреты, раскрытые судебными документами во время поиска «жертв» Майкла Джексона., изображение №4

Значит, сначала они записывали километры и километры бессмысленных пленок о Майкле Джексоне, а потом заставили защиту заплатить за них?! И после этого некоторые люди задаются вопросом, куда делись деньги Майкла Джексона?

К тому же письму прилагался список аудиозаписей, которые обвинение продало защите, и таким образом мы обнаруживаем, что они также взяли интервью у Аарона Картера и его матери Джейн.

Обвинение допросило Аарона и Джейн Картер, но никогда не вызывало их в качестве свидетелей.
Обвинение допросило Аарона и Джейн Картер, но никогда не вызывало их в качестве свидетелей.

Поскольку обвинение никогда не выражало желания вызвать их в качестве свидетелей, становится ясно, что они оба не сказали абсолютно ничего плохого о Майкле.

8 июня 2004 года обвинение представило суду список вещей, изъятых шерифом в Неверленде во время обысков в 2003 году.

Этот документ очень любят хейтеры Майкла Джексона, т.к. он перечисляет каждую книгу и журнал, каждое видео и каждый клочок бумаги, а также каждую фотографию, изъятую из дома Майкла. Сопровождающие этот список комментарии делают его содержание гораздо более непристойным, чем оно есть на самом деле.

Например, «полуобнаженные дети во фронтальной наготе» могут означать просто детей в купальных костюмах. Рекламные фотографии группы 3T были описаны как фотографии «полуобнаженных мужчин», и все остальное было в описано том же духе. То, как вы описываете вещи, зависит от ваших предубеждений, и если вы сделаете описание, например, людей на пляже таким же образом, то результат будет похож на сцену из массовой сексуальной оргии.

В нашем блоге был приведен список изъятых предметов, под названием «порно», найденное в доме Майкла Джексона.

22 июня 2004 года защита подала ходатайство о закрытии материалов, изъятых из офиса Брэда Миллера.

Кто такой Брэд Миллер?

Он был частным детективом, работавшим на Марка Герагоса, адвоката из предыдущей группы защиты Майкла Джексона.

Что с ним случилось?

Прокуратура провела обыск в его офисе и изъяла там много материалов, связанных с этим делом.

Что было не так с этим обыском?

Он был абсолютно незаконный, поскольку нарушал адвокатскую тайну, а вторжение в лагерь защиты со стороны обвинения было равносильно проникновению защиты в прокуратуру с изъятием их документов и результатов работы. Это действительно было преступлением, и именно поэтому защита просила скрыть материалы, изъятые из офиса Брэда Миллера.

Список того, что они просили скрыть, приведен ниже. Ничто из этого списка никоим образом не было связано с делом 1993 года, фантомными жертвами Стейси Брауна или их вымышленными соглашениями. Все предметы касались только дела Арвизо, в основном это были видеокассеты.

Этот спор затянулся как минимум на полгода, и новым развитием истории стало то, что защита хотела скрыть эти материалы, и это начало привлекать внимание.

Список предметов, которые защита просила скрыть из-за незаконного получения их из офиса Брэда Миллера
Список предметов, которые защита просила скрыть из-за незаконного получения их из офиса Брэда Миллера

По-прежнему игнорируя вопрос о материалах, изъятых в офисе Брэда Миллера, но как бы давая защите асимметричный ответ, 25 июня 2004 года обвинение обратилось к судье со своим собственным ходатайством чтобы уточнить, имел ли Майкл Джексон право делать публичное заявление, которое он сделал 17 июня 2004 года.

Заметьте, это произошло в то же самое время, когда Дайан Даймонд слила конфиденциальное соглашение Майкла Джексона (конфиденциальное!!!). 15 июня 2004 года она сделала репортаж с Абрамсом на MSNBC, на следующий день она сделала программу на Court TV, а отредактированный текст мирового соглашения был опубликован в The Smoking Gun.

Дайан Даймонд сообщила, что соглашение было заключено на сумму 15 331 250 долларов, добавив, что родители получили по 1,5 млн долларов каждый, что адвокат мог получить до 5 млн долларов (в The Smoking Gun было указано 3 млн) плюс расходы. Также она добавила к репортажу свой обширный комментарий.

На фоне столь громкого скандала вокруг этого соглашения история о незаконном обыске в офис Брэйда Миллера, естественно, поблекла.

17 июня 2004 года Майкл был вынужден сделать заявление, которое было опубликовано на его официальном сайте MJJ Source:

«Я уважаю обязательство соблюдать конфиденциальность, возложенное на всех участников процесса 1993 года. Тем не менее, кто-то нарушил конфиденциальность этих разбирательств. Тот, кто сейчас сливает этот материал, проявляет такое же неуважение к постановлению суда Санта-Марии о «конфиденциальности», как и решимость атаковать меня.

Не было предпринято никаких действий или расследований, чтобы определить, кто передает эту информацию или почему им разрешено нарушать закон таким образом. Я с уважением прошу, чтобы люди увидели эти действия такими, какие они есть.

Подобные нападения и утечки направлены на рассмотрение дела в прессе, а не перед присяжными, которые выслушают все доказательства того, что я не причинял и никогда не причиню вреда ребенку. Я всегда настаивал на своей невиновности и категорически отрицал, что эти события когда-либо имели место. Я неохотно решил уладить ложные претензии только для того, чтобы положить конец этой ужасной огласке и продолжить свою жизнь и карьеру.

Я прошу всех моих соседей в Санта-Марии, людей, которым я преданно доверяю и которыми восхищаюсь, быть непредвзятыми и дать мне шанс доказать, что я совершенно невиновен в этих обвинениях. Я не подведу вас».

29 июня 2004 года защита ходатайствовала об отмене обвинительного заключения. Это была та самая статья, в которой цитируются Снеддон и Ларри Фельдман, высмеивающие так называемое «многомиллионное соглашение» с Джорданом Чандлером.

Как вы знаете, это ходатайство было отклонено, и здесь я снова упоминаю его только для того, чтобы составить единую временную шкалу.

ПОКАЗАНИЯ ПОД ПРИСЯГОЙ, ОСНОВАННЫЕ НА ЗАВЕДОМО ЛОЖНОЙ ИНФОРМАЦИИ.

Обратите внимание, что ходатайства, которые я упоминаю в этой статье, являются лишь частью целой горы ходатайств, сделанных обеими сторонами. Но с учетом цели моего исследования, я выбрала только ходатайства, касающиеся доказательств, которые обвинение хотело скрыть от защиты. Мы ищем информацию, необходимую, чтобы проверить историю Стейси Брауна.

Следующее ходатайство защиты, поданное 29 июня 2004 года, было связано именно с этой проблемой. Целью этого ходатайства было ознакомление с показаниями под присягой детектива Пола Зелиса. Защита оспаривала утверждения, сделанные этим детективом в своих показаниях под присягой, и заявляла, что эти показания исказили дело.

Показания Зелиса под присягой занимали 82 страницы, назывались «Изложение оснований для подозрений», и это был основной документ, на основании которого выписывались многочисленные ордера на обыск. К тому моменту их количество достигало 54.

Защита утверждала, что показания детектива Зелиса содержали заведомо ложную информацию. В его показаниях было целых четыре страницы, описывающих профиль педофила, и в какой-то момент Зелис пришел к выводу, что MJ «подходит» под этот профиль. Защита утверждала, что детектив не является квалифицированным специалистом для того, чтобы делать такие выводы, и что одним из последствий этого заявления было то, что оно позволило обвинению выдать ордера на обыск самого широкого охвата и позволило им конфисковать все, что привлекало их внимание.

Но главным было то, что детектив Зелис умышленно исказил дело и не раскрыл важную информацию — что сам психиатр доктор Кац, на которого детектив ссылался в своих показаниях под присягой, заявлял, что Майкл не соответствует профилю педофила.

И хотя доктор Кац верил некоторым рассказам Гэвина Арвизо, он все же сказал, что MJ был другим, и назвал его «просто регрессировавшим 10-летним ребенком», и детектив Зелис согласился с ним в этом. Позвольте мне также добавить, что рассказы Гэвина о «дрочке» были правдой, только они касались исключительно его самого и его брата.

Секреты, раскрытые судебными документами во время поиска «жертв» Майкла Джексона., изображение №7

В стенограмме записанного телефонного разговора между Кацем и Зелисом содержался следующий обмен репликами:

Стэн Кац: «И знаешь, он делает то, что 10-летний ребенок сделал бы со своими маленькими приятелями: они подрочат, посмотрят кино и выпьют вина, понимаешь. И я не … знаешь, он не квалифицируется как педофил. Он действительно всего лишь регрессировавший 10-летний ребенок».

Пол Зелис: «Да, да, согласен».

Таким образом, центральное место в показаниях под присягой было основано на мнении непрофессионала, в то время как мнение профессионала было проигнорировано и даже не упомянуто.

Защита подчеркнула все это в своем ходатайстве:

«Умышленно ложное заявление в показаниях о том, что г-н Джексон был педофилом, занимало центральное место в письменных показаниях. Исходя из этого утверждения, офицер попытался обосновать самые широкие аспекты запроса на ордер.

Показания Пола Зелиса включали письменное заявление о том, что «опытный судебный психолог» опросил предполагаемую жертву и его брата. Однако не упоминалось, что тот же «опытный судебный психолог» заявил, что мистер Джексон не педофил. Зелис знал об этом еще до того, как написал «Заявление об основаниях для подозрений».

А также:

«Показания под присягой считаются дефектными не только из-за искажений, но и из-за преднамеренных пропусков»

Конечно, ходатайство защиты ни к чему не привело, но все же мы должны знать, что показания под присягой, которые хейтеры MJ торжественно называют «показаниями следователя о том, что Майкл был педофилом», на самом деле являются дефектными документами, потому что 1) офицер не был квалифицирован для таких заявлений, 2) он умышленно пропустил мнение эксперта по этому вопросу и 3) мнение эксперта о Майкле было противоположным тому, что сказал детектив в своих письменных показаниях.

Вышеприведенное ходатайство защиты также содержало пакет полезных документов, приложенных к нему – семистраничный список ордеров на обыск с указанием дат и мест проведения всех обысков; список всех предметов, изъятых в соответствии с этими ордерами; краткий список книг, журналов и т. д. (мы уже знаем об этом); записанный телефонный разговор между детективом Полом Зелисом и доктором Стэном Кацем; а также стенограмму интервью Арвизо с персоналом DCFS в феврале 2003 года как часть письменных показаний детектива Зелиса.

Кстати, вот интересная выдержка из этой стенограммы, цитирующая г-жу Арвизо:

«Мои дети никогда не остаются наедине с Майклом Джексоном. Здесь всегда кто-то есть. Когда мы отправляемся в Неверленд, нас всегда окружают люди. Иногда я останавливаюсь в гостевых комнатах, но в основном я нахожусь в главном доме. Гэвин, Стар и Давеллин — все они были в комнате Майкла. Да, Гэвин и Стар были с Майклом на его кровати и смотрели телевизор. Что касается утверждений о том, что они делят постель, то это не так.… Обычно я всю ночь гуляю по дому. Комната открыта, в ней нет дверей, которые можно было бы закрыть. Меня тошнит от того, что кто-то обвиняет Майкла в том, что он причиняет вред моему сыну и другим детям. Он никогда не был кем-то иным, кроме как замечательным… Я не знала, что запись Башира выйдет в эфир. И я не подписывала никакого согласия на участие моих детей в этом интервью».

Эти прогулки по дому всю ночь, и то, что комната Майкла «всегда открыта» — интересный момент, но давайте не будем вдаваться в эту тему и ограничимся наблюдением, что до сих пор мы не нашли ни единого следа какой-либо другой «жертвы», кроме банды Арвизо.

«ОПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН».

30 июня 2004 года обвинение ответилона раннее ходатайство защиты в отношении Брэда Миллера и заявило, что им не было известно, что Брэд Миллер был детективом команды защиты.

В их ответе говорилось:

«Не всякое «вторжение» в офис адвоката или его агента является «возмутительным». В данном случае не было известно, что г-н Миллер был нанят адвокатом, нанятым обвиняемым, когда был начат обыск»

Это утверждение — явная ложь, которая была раскрыта намного позже. 16 августа 2004 года, когда защита в очередной раз отчитывалась перед судом о том, что расследование обвинения было неполным, в документе защиты упоминался некий «Оперативный план», который, наконец, был предоставлен им стороной обвинения.

Этот оперативный план был получен после долгой борьбы, и он показал, что Снеддон и его люди прекрасно знали, кто такой Брэд Миллер, когда они незаконно совершали набеги на его офис. План был составлен за несколько дней до первого обыска в Неверленде 18 ноября, и в нем были перечислены имена всех людей, в офисах которых должен был произойти обыск.

Первоначальный план показал, что прокуратура знала, кто такой Брэд Миллер.
Первоначальный план показал, что прокуратура знала, кто такой Брэд Миллер.

Там же было имя Брэда Миллера с пометкой о том, что он был частным детективом (естественно, работающим на Майкла Джексона, иначе зачем вообще указывать его в списке?).

По версии обвинения, они сами «не знали о существовании этого документа» и узнали о нем только «недавно».

В ходатайстве защиты говорилось о том, каким образом был получен этот документ:

«12 августа 2004 года прокуратура представила «Оперативный план» от 14 ноября 2003 года, подготовленный шерифом округа Санта-Барбара для обыска на ранчо г-на Джексона 18 ноября 2003 года.

В «Операционном плане» также упоминается брифинг, касающийся обыска в офисе г-на Миллера.

Этот «Операционный план» не был предоставлен ранее, несмотря на месяцы открытия, ходатайство о принуждении и инструктаж о правомерности поисков.

Не вдаваясь в подробности, сопроводительное письмо к непростительно позднему открытию утверждает, что обвинение было уведомлено о существовании документа только 10 августа 2004 года»

Насколько я помню, именно после ознакомления с материалами Брэда Миллера Снеддон исправил даты, когда Гэвин был «растлен». Даты, названные обвинителями, были вымышленными и приходились на период, когда Майкл был вдали от Неверленда, и об этом стало известно только благодаря информации, изъятой из офиса Брэда Миллера, — так что этот обыск был не только незаконным, но и имел большое значение для обвинения, которое указало даты «растления» не потому, что они были правдивы, а потому, что они соответствовали графику Майкла Джексона.

Никаких санкций не последовало за неприятной историей Брэда Миллера, за исключением того, что судья опечатал 40 257 электронных сообщений о связи адвоката и клиента между Брэдом Миллером и Марком Герагосом, из которых только 18 имели отношение к делу Арвизо.

СПОСОБ СНЕДДОНА ЗАТКНУТЬ РОТ СТОРОННИКАМ МАЙКЛА.

26 июля 2004 года защита обратилась к судье с просьбой разъяснить, может ли Снеддон мешать сторонникам Майкла Джексона говорить с прессой и препятствовать им делать это посредством мошенничества.

На этот раз защита узнала (опять же, совершенно случайно), что для того, чтобы сторонники Майкла не могли публично защищать его, Снеддон направил письма, в которых сообщалось, что обвинение намерено вызвать их в качестве свидетелей, хотя они прекрасно знали, что этого не произойдет – какая им польза от сторонников Майкла?

Эта история стала известна благодаря журналисту из национальной канадской газеты, который присутствовал на закрытом заседании Национальной ассоциации окружных прокуроров в Ванкувере. Там Том Снеддон общался со средствами массовой информации и «дал несколько советов о том, как он удерживал некоторых людей, причастных к делу, от общения с прессой».

По словам этого журналиста, Снеддон сказал:

«Мы разослали некоторым людям письма, в которых говорилось, что мы намерены вызвать их в качестве свидетелей, чтобы держать их подальше от телевидения. И нам удалось добиться от некоторых адвокатов если не увольнения, то хотя бы большей сдержанности».

Ходатайство защиты включало стенограмму отчета Абрамса, в котором говорилось об этой неприятной ситуации, однако Рон Зонен отреагировал на ходатайство документом, в котором говорилось, что Снеддон был «неправильно процитирован».

ОПЕЧАТАННЫЕ ДЕТАЛИ.

Среди по крайней мере дюжины споров, возникших в то время, один касался детектива Зелиса, чье неправильное и непрофессиональное обозначение Майкла Джексона словом «педофил» легло в основу огромного количества ордеров на обыск, которые к тому времени достигли числа 100.

9 августа 2004 года Снеддон пояснил, что детектив Зелис «не предлагал экспертного заключения» и использовал слово «педофил» в его непрофессиональном значении.

Г-н Сэнгер из защиты ответил, что непрофессиональное определение не имеет отношения к делу и не должно быть применимо к судебному делу. Его ответ от 11 августа 2004 года гласил:

Показания детектива Зелиса содержали заведомо ложное заявление
Показания детектива Зелиса содержали заведомо ложное заявление

«Непрофессиональное определение […] не имеет значения. Детектив Зелис утверждал, что он хорошо осведомлен, хоть и не эксперт [..], приписывая Майклу Джексону подробный психологический портрет. Было заведомо ложным утверждать, что мистер Джексон соответствовал типичному профилю педофила, когда детектив Зелис знал, что доктор Кац, опытный судебный психолог, полагал, что мистер Джексон не соответствовал профилю педофила, а был больше похож на «регрессировавшего 10-летнего ребенка».

Защита утверждала, что в результате этих дефектных показаний ордера на обыск, выданные на их основе, давали слишком много возможностей и полномочий, и слишком много предметов было изъято незаконно, поэтому 19 августа 2004 года защита представила список предметов, которые они просили опечатать, поскольку они были изъяты в результате этих обысков по незаконным ордерам.

9 сентября 2004 года судья разрешил временно опечатать эти предметы «в связи с беспрецедентным освещением дела в средствах массовой информации». Все это происходило еще до начала судебного процесса и даже до выбора присяжных, поэтому судья сказал:

«Порядок опечатывания необходим для поддержания целостности доступного пула присяжных, ограничивая их доступ к ожидаемым доказательствам и свидетельским показаниям до суда, а также для предотвращения открытия недопустимых доказательств»

Вероятно, это первый момент в нашем исследовании, который может свидетельствовать о том, что некоторые предметы, изъятые обвинением, действительно были опечатаны судьей, и чтобы увидеть, что это за предметы, нам нужно изучить список, представленный защитой, и описание этих предметов, внесенное шерифом в сводный список конфискованных предметов.

И это сравнение приводит нас к удивительному выводу: запросы у защиты были очень скромные, и они просила скрыть самые невинные предметы, а причина их запроса заключалась в том, что эти предметы просто не подпадали под действие ордеров на обыск.

Например, пункт 305 представлял собой «фотографию Маколея Калкина из фильма «Один дома», в рамке», пункты 312 и 318 были «юридическими документами», пункт 319 представлял собой журнал, на котором был написан номер телефона Мохаммеда Аль-Файеда, пункты 335 и 337 были «Чехлом для ноутбука» и «Клавиатурой», пункт 334a — это «несколько листов бумаги, на которых было написано имя Грейс Руарамба», пункт 509 — это книга «Хронос» (о том, как люди стареют), а пункт 326 — «Печатная реклама детской одежды». И так далее, и тому подобное.

Секреты, раскрытые судебными документами во время поиска «жертв» Майкла Джексона., изображение №10
Список предметов, которые защита просила опечатать
Список предметов, которые защита просила опечатать

Пожалуйста, не беспокойтесь о самих компьютерах – к тому времени они уже были проверены ФБР.

Короткая заметка о пункте 326: список шерифа характеризовал его следующим образом:

«Пункт 326. Этот предмет описан как коммерчески производимые фотографии. Рассматривая этот предмет, я обнаружил, что это многочисленные фотографии несовершеннолетних детей, которые, по-видимому, были коммерческого производства. Среди множества упакованных фотографий есть несколько, на которых изображены полураздетые дети.

Там же были две полароидные фотографии мальчика 10-13 лет, на одной из которых был Майкл Джексон.

Кроме того, была папка от Irene Marie Management group, из Майами-Бич, Флорида, номер телефона …. Это, по-видимому, была «группа управления детьми».

Кроме того, в этот список доказательств было включено письмо от «Good Management Company», адресованное Фрэнку Тайсону, по адресу …. Калифорния».

В другом полицейском списке, в котором описывалось местонахождение каждого предмета, говорилось, что пункт 326 содержит:

«Коммерческие фотографии полуобнаженной девушки, расположенные в кладовой на 2-м этаже в западном углу комнаты для игрушек. Детектив Дж. Уильямс»

Давайте подведем итоги. По просьбе защиты судья временно опечатал пачку коммерческих фотографий, на некоторых из которых были изображены «полуобнаженные» девушки, вероятно, в купальных костюмах, и две полароидные фотографии, на которых не был изображен Джонатан Спенс, поскольку фотография, которую Снеддон «считал» Спенсом, была изъята в 1993 году (а не в 2003 году), а также такие книги, как «Хронос», показывающие старение людей, и клавиатуру…

Почему защита должна была просить скрыть этот совершенно невинный список предметов? Некоторые из них все равно были позже обнародованы, так как я прекрасно помню, что книгу «Хронос» обсуждали в зале суда. Что ж, с таким отношением, для защиты было просто невозможно «подавить» что-то действительно важное. И если список, подобный вышеприведенному, требовал такой серьезной борьбы, отраженной в судебных ходатайствах, возражениях, слушаниях и т. д., мы можем забыть о «большом количестве доказательств», якобы «скрытых» судьей, согласно Стейси Брауну. Этого просто не могло случиться.

И именно в этот момент все эти открытия раскрыли нам свою по-настоящему большую тайну, только она касалась обвинения, а не защиты. Оказалось, что в судебных документах хранится настоящее сокровище.

ТАК КТО ЖЕ ХОТЕЛ СКРЫТЬ УЛИКИ 1993 ГОДА?

3 сентября 2004 года защита попросила обвинение передать им все открытия и судебно-медицинские исследования, сделанные обвинением в ходе уголовного расследования 1993/94 г., но обвинение отказалось предоставить эти материалы и заявило, что они «не имеют отношения к делу».

Позвольте мне повторить это снова:

Защита просила Тома Снеддона передать им все доказательства, собранные обвинением против Майкла Джексона в 1993/94 годах, но окружной прокурор отказался предоставить их и сказал, что это они не имеют отношения к делу.

Какой невероятный поворот!

Такие люди, как Стейси Браун, пытаются заставить нас поверить в то, что бедный окружной прокурор хотел представить некоторые «обличающие» доказательства дела 1993 года, но судья не позволил этого, и теперь мы узнаем, что именно защита просила об этом и была готова обсудить это на суде, однако окружной прокурор им отказал, заявив, что это «не имеет отношения к делу».

«Обличающие» доказательства «не имели отношения к делу»! Вы когда-нибудь слышали что-нибудь подобное?

Этот поистине исторический ответ окружного прокурора Тома Снеддона содержится в документе с уклончивым названием «Уведомление о ходатайстве и ходатайство о принудительном открытии; меморандум о пунктах и полномочиях; декларация Стива Кокрана; экспонаты [распечатаны в соответствии с постановлением суда от 16.06.05 г.]»

Чтобы убедиться, что все понимают о чем речь — ситуация с доказательствами 1993 года была прямо противоположной тому, как ее описывают хейтеры MJ — я частично перепечатала этот захватывающий дух документ.

В нем говорится, что защита настаивает на том, чтобы открытие доказательств 1993 года использовалось в качестве оправдательных доказательств, однако обвинение не только тянет время, но даже «отказывается это предоставить»:

ПОЖАЛУЙСТА, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ, что 16 сентября 2004 года в 8:30 утра или сразу после этого, в зависимости от обстоятельств дела, достопочтенный Родни С. Мелвилл, обвиняемый Майкл Джексон («г-н Джексон») через своего адвоката настоящим ходатайствует о вынесении постановления о принудительном раскрытии. В частности, г-н Джексон запрашивает приказ, требующий от обвинения предоставить информацию и материалы, собранные в ходе расследования 1993-1994 годов, проведенного полицией и прокуратурой в округах Лос-Анджелес и Санта-Барбара. Кроме того, должны быть представлены результаты судебно-медицинских экспертиз, проведенных обвинением.

Это ходатайство возбуждено в соответствии с Уголовным кодексом № 1054.1. Запрошенное открытие имеет отношение к делу. Обвинение полагается на информацию, полученную в ходе предыдущего расследования по этому делу, в том числе на письменные показания для оправдания обысков по этому делу. Этот материал также может содержать оправдательные доказательства или, скорее всего, может привести к ним.

Результаты судебно-медицинской экспертизы, проведенной прокуратурой, давно просрочены. Запрос этой информации теперь является вынужденным.

Стороны встретились, посовещались, но зашли в тупик. Обвинение отказывается сделать это открытие».

Секреты, раскрытые судебными документами во время поиска «жертв» Майкла Джексона., изображение №12
  • Таким образомименно защита настаивала на получении всех открытий по делу 1993 года, но обвинение отказалось их представить.
  • Защита заявила, что доказательства имеют отношение к делу, но обвинение заявило, что это не так (по делу о растлении малолетних!)
  • Защита настаивала на предоставлении результатов всех судебно-медицинских экспертиз и заявила, что это свидетельство невиновности Майкла Джексона, но именно поэтому обвинение отказалось их предоставить (ни при каких обстоятельствах они не предоставили бы экспертного заключения по фотографиям тела Майкла и описанию Джордана).

На самом деле обвинение даже не ответило на запросы защиты, вот выдержка из ходатайства:

ВСТРЕЧА И СОВЕЩАНИЕ ПО ЭТОМУ ВОПРОСУ.

Адвокаты защиты неофициально запросили материалы предварительного следствия. Корреспонденция, содержащая этот запрос, прилагается к настоящему документу как Приложение А. Обвинение не ответило в письменном виде на этот запрос. Однако обвинение заявило в суде, что выводы, сделанные в ходе предыдущего расследования, не имеют отношения к делу. См. Заявление Стива Кокрана.

РЕЗУЛЬТАТЫ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИХ ЭКСПЕРТИЗ НЕ БЫЛИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ.

Полученные к настоящему времени полицейские отчеты свидетельствуют о том, что обвинение провело судебно-медицинские экспертизы всех видов. Помимо прочего, анализ компьютерных данных, ДНК, отпечатков пальцев, был проведен Департаментом юстиции Калифорнии и/или Федеральным бюро расследований.

Защита неофициально давно запросила результаты этих исследований. Копия этой переписки прилагается к настоящему документу как Приложение B. На сегодняшний день практически не было подготовлено никаких отчетов о результатах судебно-медицинских экспертиз. См. заявление Стива Кокрана.

Защита подчеркивает, что открытие 1993 года необходимо для них, и обвинение обязано предоставить его, поскольку оно является оправдывающим доказательством для Майкла Джексона (согласно правилам открытия, обвинение действительно обязано было передать все оправдывающие доказательства другой стороне). «Оправдывающее» — это доказательство, которое может снять с обвиняемого любую вину или подозрение, и именно по этой причине защита настаивала на его предоставлении.

Невероятно, но защите даже пришлось указать обвинению, что, поскольку они сами подняли вопрос открытия доказательств 1993 года, открытие этого периода подпадает под необходимые требования текущего дела и должно быть обеспечено всеми средствами. Вот почему обвинение обязано это сделать:

Выдержка из ходатайства защиты от 3 сентября 2004 г.
Выдержка из ходатайства защиты от 3 сентября 2004 г.

Материалы расследования 1993-1994 годов относятся к периоду обнаружения в данном случае.

Обвинение уже использовало информацию, полученную в ходе этого расследования, и инсинуации, полученные в результате урегулирования гражданского судопроизводства, инициированного заявителем по этому вопросу.

Обвинение полагается на так называемую информацию предыдущего расследования для обоснования масштабов обыска на ранчо г-на Джексона в ноябре 2003 года.

Обращение к этой информации в рамках данного дела обязывает обвинение обеспечить открытие.

Право г-на Джексона получить оправдательную информацию от обвинения также требует представления материалов предыдущего расследования. Правоохранительные органы, несомненно, получили информацию, опровергающую утверждения о неправомерных действиях со стороны многих людей, которые давали показания перед Большим жюри или давали неофициальные интервью.

Объем материала, собранного в ходе предварительного расследования, представляется весьма значительным. Защите необходимо достаточно времени, чтобы изучить эту информацию и отреагировать на нее. Обвинение и так слишком долго ждало этого открытия.

ВЫВОД:

Материалы, собранные в ходе предварительного расследования, имеют отношение к делу и являются оправдательными, как и результаты судебно-медицинских экспертиз. Соответственно, г-н Джексон уважительно просит постановление, обязывающее обвинение предоставить эту информацию.

От 3 сентября 2004 г.

С уважением,

Стив Кокран, адвокат Майкла Джексона.

Действительно, какая фантастическая ситуация! Хейтеры Майкла твердят, что «множество свидетельств 1993 года» было «проклятием» для Майкла Джексона, но на самом деле это было проклятием для Снеддона и его команды, поскольку могло показать, что они открыто лгали о Майкле в течение десятилетия, и обвинение изо всех сил пыталось избежать раскрытия этого неприятного факта.

Хотите знать, что Том Снеддон ответил на это ходатайство защиты?

Он дал свой ответ только через две недели, 17 сентября 2004 года. В его ответе говорилось, что они «старательно исследуют все возможные пути к соответствующему открытию в данном случае», только их ресурсы были «ограничены», а задача «чрезвычайно сложна и требует массу времени» (видимо, за 10 лет до этого времени было мало).

Секреты, раскрытые судебными документами во время поиска «жертв» Майкла Джексона., изображение №14

Однако, поскольку судья выразил «озабоченность тем, что продолжающееся открытие может вызвать задержку судебного разбирательства», обвинение «разделяет озабоченность Суда» и обещает «приложить все усилия для обеспечения быстрого открытия информации в соответствии с разделом 1054.1 Уголовного кодекса».

Секреты, раскрытые судебными документами во время поиска «жертв» Майкла Джексона., изображение №15

Обвинение также заявляет, что «при дальнейшем рассмотрении они не возражают против запроса подсудимого об открытии полицейских отчетов» (только полицейских отчетов!), а что касается отчетов судебно-медицинской экспертизы, они «опрашивают все вовлеченные агентства» (как будто описание и фотографии не лежали на столе Снеддона прямо в тот момент!).

Они обещают «получить и обнаружить эти отчеты до 8 октября 2004 года включительно. В тот же день они предоставят обвиняемому и суду отчет о состоянии всех судебных расследований, которые еще не завершены, и ожидаемую дату, когда эти отчеты будут завершены и открыты для защиты».

И это все.

По сути, Снеддон говорит здесь следующее:

  • по состоянию на сентябрь 2004 года у обвинения все еще не было никаких отчетов о судебно-медицинской экспертизе (например, от доктора Стрика о фотографиях Майкла Джордана и описании Джордана), хотя прошло уже десять лет;
  • он сделал вид, что для получения этой информации им нужно «опросить все заинтересованные агентства» (и таким образом признал, что у них самих ничего не было);
  • он также сделал вид, будто они просто не хотели поднимать ничего «из прошлого», но «при дальнейшем рассмотрении не возражали против этого» (привет Стейси Брауну и его рассказу о «большом количестве доказательств, которые обвинение стремилось представить»);
  • Снеддон не возражал против открытия только полицейских отчетов (но не судебных доказательств);
  • а что касается отчетов судебно-медицинской экспертизы (например, свидетельских показаний ФБР или заключения эксперта об этих фотографиях), то Снеддон пообещал, что они попытаются получить их для себя к 8 октября 2004 года. В эту историческую дату обвинение предоставит защите… нет, не какие-то открытия, а только информацию о «состоянии их судебно-медицинских расследований».

Какой потрясающий ответ! Это четкое заявление о том, что расследование 1993 года не принесло ни единой улики против Майкла Джексона и что все это время Снеддон водил нас за нос!

НАСТОЯЩИЙ ОТВЕТ СНЕДДОНА.

Ответ Снеддона в суде был расплывчатым и уклончивым, но его ответ вне суда был прямым, ясным и немедленным. Это произошло в тот же день, когда защита выступила с ходатайством (3 сентября 2004 г.), и резко отличалось от официального ответа.

Так что же произошло 3 сентября 3004 года?

Этот сайт объясняет, что произошло:

3 сентября 2004 года канал Dateline NBC выпустил репортаж под названием «Взгляд изнутри на дело Майкла Джексона». Люди, которые были опрошены для специального выпуска, были анонимным источником, который предоставил Dateline подробности о секретной выплате; Эрни Риццо, самопровозглашенный частный детектив первого обвинителя Джексона; Джим Томас, бывший шериф полицейского управления Санта-Барбары; Роберт Вегнер, недовольный бывший сотрудник Джексона; Норма Салинас, иностранная леди, которая «видела вещи», и, самое главное, Виктор Гутьеррес, продюсер специального выпуска, у которого явно есть чем поделиться.

Возможно, самая шокирующая деталь, которая материализовалась из специального выпуска Dateline, — это утверждение о том, что Джексон заплатил второму мальчику в начале девяностых, чтобы предотвратить обвинения в растлении малолетних. История попала в Associated Press и распространилась в считанные часы; даже уважаемые журналисты сообщили, что Джексон заплатил 2 миллиона долларов сыну бывшей сотрудницы. Вот что было сказано на Datelineотносительно этой предполагаемой выплаты:

«Dateline стало известно, что Майкл Джексон заплатил [сыну своей бывшей сотрудницы] более 2 миллионов долларов, и деньги были оплачены по уже знакомому соглашению: условия урегулирования не могут обсуждаться публично».

Программа по телевидению: Виктор Гутьеррес — продюсер-консультант. [3 сентября 2004 года]
Программа по телевидению: Виктор Гутьеррес — продюсер-консультант. [3 сентября 2004 года]

Как показывают титры Dateline NBC, продюсером-консультантом программы был Гутьеррес. Неудивительно, что «Взгляд изнутри» был сильно предвзят в пользу версии обвинения, и был пронизан различными лживыми утверждениями, полуправдой и намеками.

Транскриптвышеуказанной программы NBC все еще находится на сайте NBC, и даже был обновлен несколько лет назад.

Разве все это не замечательное совпадение? Еще одно из тех бесчисленных совпадений, которые мы так часто видим в невероятной истории Майкла Джексона?

В данном конкретном случае есть даже два замечательных совпадения:

  • Когда в июне 2004 года неловкая ситуация по поводу незаконного обыска в офисе Брэда Миллера достигла апогея, Дайан Даймонд появилась на NBC и раскрыла конфиденциальное мировое соглашение с Джорданом Чандлером.
  • Когда 3 сентября 2004 года защита обратилась к судье с требованием предоставить открытие материалов расследования1993 года в качестве оправдательного доказательства, в тот же самый день NBC рассказали о втором мировом соглашении MJ. И человек, который помог им в этом, был компаньоном Дайан Даймонд – Виктор Гутьеррес.
  • И оба раза ключевым игроком, который больше всего нуждался в этом отвлечении внимания, был окружной прокурор Том Снеддон.

Так что в каждом случае фигурируют одни и те же лица: СнеддонДаймондГутьеррес и NBC (а также другие СМИ), неотъемлемые участники этой злонамеренной игры. И, кстати, какую замечательную команду собрала эта игра – окружной прокурор, Дайан Даймонд и Виктор Гутьеррес, самопровозглашенный участник NAMBLA…

Майклу Джексону разрешили сделать заявление об этом новом скандале 7 сентября 2004 года. Даже по тексту его заявления можно почувствовать, что он еле жив из-за происходящего вокруг него помешательства:

ЗАЯВЛЕНИЕ Г-НА МАЙКЛА ДЖЕКСОНА.

К сожалению, я снова вынужден отвечать на ложь и сенсации.

Много лет назад я заключил соглашение с некоторыми людьми, потому что был обеспокоен спокойствием своей семьи и вниманием средств массовой информации, которое последовало бы, если бы я боролся с этим делом в суде.

Эти люди хотели использовать мою заботу о детях, угрожая разрушить то, во что я верю и что делаю. Я был уязвимой мишенью для тех, кто хотел денег.

Я провел всю свою жизнь, помогая миллионам детей по всему миру. К сожалению, некоторые люди решили подать жалобу, которая является полностью ложной.

Откровенно говоря, сроки и мотивы этого репортажа вызывают у меня сомнения.

Я с нетерпением жду того дня, когда меня оправдают жюри присяжных. Может быть, тогда этим слухам придет конец.

Так что Майклу тоже казались подозрительными сроки и мотивы этого репортажа. И был абсолютно прав. Обвинение нуждалось в чем-то драматическом, чтобы отвлечь внимание общественности от того факта, что, хотя они всегда хвастались этими «убийственными» доказательствами, теперь, когда о них запросила защита, ему нечего было предъявить. Снеддон боялся, что люди начнут задавать вопросы, и в такие моменты нет ничего лучше хорошего скандала.

И что интересно, каждый раз, когда требовался скандал, в его распоряжении находилась команда людей, готовых в любой момент создать «нужную» историю.

На следующий день после того, как Майкл Джексон сделал свое заявление, Томас Мезеро подал судье просьбу сделать свое собственное заявление. Судья удовлетворил эту просьбу, и заявление Мезеро было опубликовано 17 сентября 2004 года:

Заявление адвоката Томаса А. Мезеро-младшего.

К сожалению, мы вынуждены решительно реагировать на многочисленные ложные заявления, сделанные в отношении г-на Майкла Джексона.

Майкл Джексон был признан музыкальным гением еще в детстве. Его жизнь была посвящена развитию его музыкальных талантов и необычайных способностей. Дисциплина, упорный труд и желание исцелить и улучшить этот мир своим творчеством подчеркивались на протяжении всей его юности.

Очень рано было признано, что музыкальный талант и гений Майкла Джексона могут принести ему и окружающим его людям многие миллионы долларов. С тех пор, как он был маленьким мальчиком, другие пытались использовать его творческий талант и его врожденную доброту.

Г-н Джексон пожертвовал огромные суммы денег по всему миру на защиту интересов и благополучия детей нашего мира. В самом начале своей жизни он узнал и поверил, что, в то время взрослые пытались эксплуатировать и использовать его уязвимость и идеализм, дети этого не делали.

Веря в то, что дети являются истинным примером Божьей красоты, невинности и чистоты, Майкл посвятил большую часть своей жизни помощи детям всего мира. Он пожертвовал миллионы долларов на лечение больных детей, помощь детям со СПИДом и путешествия по миру, чтобы подчеркнуть важность благополучия наших детей. Он никогда не причинит вреда ребенку.

Мистер Джексон на протяжении всей своей карьеры становился мишенью для необоснованных судебных исков. На сегодняшний день против мистера Джексона было подано более тысячи нелепых судебных исков, ему угрожали по разным причинам те, кто стремился получить деньги, используя его достижения и любовь к людям. Ни одно из этих утверждений не касалось того, что он когда-либо причинял вред ребенку. По большей части, они были связаны с возмутительными попытками отсудить у мистера Джексона деньги. На протяжении всей своей карьеры желание г-на Джексона создавать и помогать нашему миру подвергалось попыткам эксплуатировать, подрывать и использовать в своих интересах этого замечательного человека.

Г-н Джексон неоднократно получал советы от тех, кто сколотил состояние на его деловых сделках, заплатить деньги, чтобы не сталкиваться с ложными обвинениями в суде. В результате много лет назад он действительно не судился, а заплатил деньги двум ложно обвинившим его в том, что он причинил вред детям. Люди, которые намеревались заработать миллионы долларов на его записях и продвижении его музыки, не хотели негативной рекламы от этих судебных процессов, препятствующих получению прибыли.

Эти два ложных утверждения следует рассматривать в правильном контексте. Мистер Джексон общался с миллионами детей. Многие миллионы детей во всем мире любят Майкла Джексона и никогда не утверждали, что он каким-либо образом причинил им вред.

Те, кто хотел нажиться на его добрых делах и уязвимости, также угрожали лишить его способности воспитывать собственных детей и защищать благополучие, целостность, гуманность и интересы детей во всем мире. Майкл Джексон живет в мире, где его частная жизнь и конфиденциальность постоянно нарушаются.

Майкл Джексон теперь сожалеет об этих выплатах. Эти соглашения теперь используются против него, независимо от истины, стоящей за ними. Эти соглашения заключались с одним основным условием: г-н Джексон никогда не признавал никаких правонарушений со своей стороны. Г-н Джексон всегда отрицал, что делал что-то неправильное.

Г-н Джексон надеялся достигнуть мира в результате этих соглашений. Ему говорили его советники, что хотя эти суммы денег казались большими, на самом деле они были очень маленькими по сравнению с деньгами, которые он мог заработать своей музыкой. Г-н Джексон заработал за свою карьеру более миллиарда долларов. С этой точки зрения, это действительно были небольшие суммы. Жадность порождает жадность.

Мистер Джексон теперь понимает, что советы, которые он получил, были неправильными. Ему следовало бороться с этими обвинениями до победного конца и оправдать себя. Недавняя огласка этих соглашений несправедлива и наносит ущерб ему, его семье и его преданности детям мира. Ложные обвинения, которые ему предъявлены, будут рассматриваться в суде нашей судебной системой. Он невиновен и обязательно будет оправдан.

Томас А. Мезеро младший.

СМИ без энтузиазма сообщили об этом, однако не упустили возможности упомянуть суммы двух выплат, сделанных Майклом Джексоном. В новостях BBC говорилось, что «Джексон сожалеет о том, что заплатил».

Скандал был в самом разгаре, и в это время Снеддон и его люди делали вид, что они заняты, как они сказали, «тщательным изучением всех возможных свидетельств», относящихся к 1990-м годам. А они теперь говорят, что у Снеддона все было наготове, и только судья ему не разрешил это показать.

И, пожалуйста, не говорите мне, что Рон Зонен не знает об этом! Он знает, и похоже, он задолжал нам ответы на некоторые вопросы.

Источник: https://vindicatemj.wordpress.com/2015/11/13/the-secrets-revealed-by-court-documents-during-the-search-for-michael-jacksons-fathom-victiПерево

Перевод Ивановой Олеси.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: